Saturday, August 29, 2009

Больша попэ


Ы

Да ты долбанись!

Последний раз сообщалось, что беспилотный космический аппарат Пионер-10 направляется в сторону Альдебарана. Если с ним ничего не случится по пути, он достигнет области звезды примерно через 2 миллиона лет.

Monday, August 24, 2009

Вот такой перец тусит у нас в офисе


И пугает дегейнндуов (девлов), так как когда он бегает по коридорам, они считают, что это их глючит, и, мол, мерещатся всяко–разно тени и привидения. Йо.

Sunday, August 23, 2009

первое место

Неожиданно мой рассказ стал победителем конкурса кайданов :)
Второй день хожу в недоумении как так вышло.
Но чертовски приятно, что уж тут скрывать.

Thursday, August 20, 2009

Проблема юмора в средней полосе России.

Как я могла уже неоднократно говорить, я решила поучаствовать в конкурсе «Между жизнью и смертью» со своим самым первым на Самиздате рассказом «О программистах».
К моему удивлению, я прошла в финал (28 рассказов из 155 или что–то в этом роде). Это был первый финал в моей практике, так что восторгам не было предела.
К сожалению, когда я начала читать рассказы финалистов, я поняла почему у меня это получилось. То есть, это была не заслуга моих личных качеств (понятно, что если бы я писала полный отстой, то финал бы мне совсем не светил), но это была победа скорее «лучших из худших».
В общем, когда я дочитаю все рассказы, я думаю написать очередной обзор в своём бесполезном стиле, но не думаю, что из этого выйдет что–то дельное.
И эти люди запрещают мне ковыряться в носу.
Сплошное расстройство.

p.s. Самое главное, этот рассказ почему–то большинство людей расценивает как юмористический. Я подозреваю, что заставляет их так думать, но смысл был не в этом. Ну, ладно. Это даже в какой–то мере забавно, так как я хотела недавно написать юмористический текст и поняла, что не знаю как. А оказывается, у меня уже один есть. :)

Tuesday, August 18, 2009

Кто ты в Наруто?

Похоже, я с дуба свалилась =) Наруто не смотрела и не читала уже года три, а тут неожиданно пошла и прошла тест. Кто такой(ая?) Сай — понятия не имею, но мне сказали, что по характеру мы больше всего похоже о_О
Думаю, может, выкопать мангу да почитать что там было дальше? Я остановилась в месте, где акацки пошли выносить песочную деревню.
Ты - Сай!

Пройти Тест!

Diner time



Опять Василий Блаженный



Sunday, August 16, 2009

Главпивторг


Воскресенье было, как обычно, замечательное.

Friday, August 14, 2009

Черепаха

— Вы не видели здесь черепашку?
Недоумённое выражение лица, отрицательно качают головой.
— Простите, вы не видели здесь черепашку?
Никто не видел. Никто не знает.
Он остановился. Где именно она может быть? Думай, думай! Взъерошил волосы на голове. Дёргнул галстук. Ещё раз развернулся на каблуках осматривая пространство вокруг себя.
Проклятье.

— Даб, здравствуй. Есть минутка? — смешиваясь с шумом улицы, голос Огера в телефонной трубке звучал слегка приглушённо.
— Здравствуй. Я слушаю.
— У нас новое дело. Пропал Вячеслав Мечников.
— Меценат?
— Точно. Нужно срочно найти, живым или мёртвым. Родственники опасаются, что его выкрали и теперь будут требовать выкуп.
— Почему срочно?
— Подробности не по телефону. Но ты понимаешь.
— Да. Через полчаса у меня в офисе, успеешь?
— До встречи.
Даб посмотрел на отключившийся телефон. «Опять политические игрища,» — пробормотал он. Спрятал телефон и ещё раз расправил измятый листок бумаги, который всё это время сжимал в кулаке. Неровные буквы скакали по строкам с трудом складываясь в корявые слова:
«Твоя черепаха тебе дороже, чем я! Я тебя ненавижу. Ты самый противный дядя, какой может быть в мире. Умри.
P.S. Я её выбросила в парке. Если хочешь, ищи сколько влезет! Результат тебя порадует.
Целую и обнимаю, твоя Леда.»

Отец Гавриил удивлённо потрогал входную дверь: она была распахнута настежь. Такого ещё ни разу не случалось за всю историю его сотрудничества с DDC. Неужели пропажа Мечникова как–то затрагивает интересы нелюдей? Он осторожно вошёл — вдруг в офисе не Даб, а, например, взломщики? Может, вызвать милицию?
Даб сидел на полу возле одного из многочисленых шкафчиков и сосредоточено перебирал инструменты. Набор алых шёлковых шнуров, какие–то колышки, ножи странной формы, несколько склянок с неизвестными цветными жидкостями, связка свечей… Некоторые из них Даб складывал в потёртую кожанную сумку, некоторые отставлял в сторону.
— Даб? Привет?
— Привет, привет, — Даб ни на секунду не отвлёкся от своего занятия. — Заходи, садись. Что ты там хотел рассказать?
— Я про Мечникова, — на всякий пожарный напомнил отец Гавриил. Удивительно, но Даб не предложил по своему обыкновению ни чая, ни чего–нибудь другого. Похоже, что стряслось что–то из ряда вон выходящее. — Причиной спешки является саммит, в котором он должен участвовать в конце этой недели. Там будут решаться вопросы перераспределения государственных дотаций для малого и среднего бизнеса. Как понимаешь, деньги немалые.
— А мы здесь при чём?
— Патриарх является другом семьи, — немного помявшись сообщил священник. — И очень заинтересован в скорейшем разрешении сложившейся неопределённости. В любом случае, точность и скорость твоего астрального поиска просто потрясающи. Удивительно, что ты до сих пор не сделал его своей основной работой.
— Не умеешь ты врать, Огер, — вздохнул Даб. — И никогда не умел.
Отец Гавриил потупился и какое–то время молча наблюдал за сборами дива.
— Слушай, это же как раз набор для поиска. Ты собираешься сразу приступить к делу не узнав подробности? — в голосе святого отца сквозило неприкрытое восхищение.
— Нет, подробности ты расскажешь в машине, — Даб защёлкнул застёжки и забросил сумку на плечо. — Пойдём, каждая секунда на счету.
Наткнувшись на удивлённый и выражающий непонимание взгляд Огера, он туманно пояснил:
— Её могла к этому времени сбить машина. Или загрызли дикие собаки. Ужасный мир, в котором мы живём, — и он стремительно направился к выходу.
— «Она»? — отец Гавриил покатал слово на языке, примеряясь. Было удивительно, что Даб беспокоится о ком–то, да ещё о «ней». Причём так, что даже разговаривать начинает немного бессвязно, по–видимому сбиваясь на последовательность слов свойственную его родному языку.
BMW с рёвом рванулась с места в карьер. Не прошло и пятнадцати минут, как они нарушив множество правил дорожного движения оказались возле местного парка. В такой гонке Гавриил предпочёл помалкивать опасаясь прикусить язык, и даже когда торопился за широко шагающим по дорожкам дивом, сердце всё не хотело униматься.
Побродив туда–сюда, и остановившись наконец на довольно заброшенной уединённой поляне, Даб захваченным с собой ножом принялся вырезать в рыхлой земле странные фигуры и знаки. Что–то примеряя и подсчитывая поправлять линии там и тут, добавлять новые, затирать старые.
— Вообще–то мне особые детали не нужны. Ты же знаешь, как я отношусь к политике, — вдруг заявил он не отрываясь от работы. — Оплата стандартная, аванс — от одной третьей до двух третьих от суммы, как ты договришься. Нужна фотография разыскиваемого, как можно более свежая. Как показывает практика, чем точнее изображение разыскиваемого, тем лучше результат, — он закончил с вырезанием и начал вбивать колышки в острых углах фигур. — Хочу заметить, что современные технологии значительно расширили возможности. Точные фотографии, негаснущие свечи, тонкие измерительные приборы — всё это просто замечательно.
Теперь Даб наматывал на колышки шёлковые ленты формируя пентаграмму.
— Ну, что скажешь? — он, наконец, разогнулся и окинул взглядом своё творение.
— Фотография у меня с собой. На твоё имя открыт счёт, на который уже переведена полная сумма.
— Отлично. Давай сюда, — Даб требовательно протянул руку. Отец Гавриил вручил ему небольшой прямоугольник бумаги. На фотографии был изображён широко улыбающийся мужчина.
— Фотография была сделана в день похищения, — уточнил священник.
Достав из сумки атласы, Даб направился в центр «узора». Там расстелил карты, а сам сел рядом прямо на голую землю. Немного порывшись во внутреннем кармане пиджака, достал тонкую цепочку с небольшым хрустальным кулоном и особым образом обмотал ею пальцы левой руки. Держа в правой руке фотографию, он закрыл глаза и вытянул левую руку над картой. Вдохнул сосредотачиваясь. Разжал кулак, и кулон закачался в воздухе.
Отец Гавриил стоял за границой узора сторожа сумку и с любопытством наблюдая за происходящим. Он уже не впервые наблюдал за астральным поиском, но каждый раз действо казалось таинственным и непонятным. Так и подмывало перекреститься и прочитать приличествующую случаю молитву, но священник помнил какими вспышками гнева со стороны дива сопровождались подобные выходки.
— Огер, запиши, — внезапно сухим и безликим голосом произнёс Даб. Продиктовав адрес с точностью до квартиры, он отложил фото с Мечниковым, но не убрал руку с кулоном, а наоборот, опять полез во внутренний карман пиджака и достал другую фотографию. Кто был изображён на ней, Огеру со своей позиции рассмотреть не удалось. Манипуляции повторились. Продиктовав второй адрес, Даб хрипло выдохнул и сгорбился. Похоже, необходимый уровень концентрации давался ему с большим усилием. Пока отец Гавриил звонил и сообщал наиоблее вероятное местоположение Вячеслава Мечнкова, Даб аккуратно смотал ленты, достал колышки и тщательно затоптал линии.
— Куда мы едем? — поинтересовался священник, когда они вновь оказались в машине.
— По второму адресу.
Отец Гавриил еле успел пристегнуться перед тем как они опять сорвались с места.

Дом оказался совсем недалеко от парка. Див проигнорировал лифт и взлетел пешком на шестой этаж. Не дожидаясь пыхтящего где–то внизу священника, позвонил в дверь.
— Кто там? — раздался молодой женский голос.
— Здравствуйте, я по объявлению. По поводу черепашки.
— А! — дверь сразу же открылась. На пороге стояла молодая аккуратно одетая женщина. — Заходите. Вам стоило позвонить предварительно.
— Прошу прощения, — Даб слегка поклонился переступая порог.
— Олежка! Неси сюда черепаху!
— Ну, мам! — на входе в комнату стоял пятилетний ребёнок. По его лицу было явно видно, что рептилию отдавать не хочется.
— Я же говорила, что хозяин найдётся. Давай, давай.
Мальчик скрылся в комнате, чтобы через минуту вернуться с черепахой в руках.
— Спасибо большое, что позаботились о ней, — с благодарностью в голосе, Даб забрал её у ребёнка. Черепаха перебирала лапами, пытаясь уползти куда–то и смешно вытягивала шею.
— Больше не теряйте, — разулыбалась женщина. — До свидания.
— До свидания.
Даб прошёл мимо ошарашенного священника и начал неторопливо спускаться по лестнице.
— По какому объявлению? — наконец, догнал он дива несколькими пролётами ниже.
— Ну, нужно же было объяснить ей наше появление?
— Ты что, «запудрил» ей мозги?
Див безразлично пожал плечами.
— Я же просил тебя этого больше не делать!
— Всякое в жизни бывает.
Когда они сели в машину, Даб протянул черепаху отцу Гавриилу:
— Подержи, пожалуйста, пока я буду вести.
Святой отец осторожно принял живой груз. Неугомонная пассажирка по прежнему всё пыталась куда–то уползти. Неужели из–за этой обыкновенной красноухой черепахи, которых просто пруд пруди в любом зоо–магазине, див так переживал? Какая–то фантастика.
— Ты не против предварительно заехать ко мне домой? Нужно посадить её в аквариум.
— Да, конечно. Давай, — священник подавил улыбку. Это был первый раз за всё время их совместной работы, когда Даб пригласил к себе в гости. Пусть так незамысловато, но всё же. — А как ты умудрился её… потерять?
— Племянница ревнует. Выбросила в парке.
— А…
День открытий: кроме домашней рептилии у дива есть ещё и племянница, что само по себе подразумевает наличие брата или сестры. А раз так, то и родители тоже ведь должны были быть? Отец Гавриил попытался представить отца и мать своего чёрно–белого напарника, но ничего не вышло. Всё же относиться к диву как к обычному человеку с семьёй и обычной жизнью до сих пор получалось плохо не смотря на почти год совместной работы. Да и тотальная таинственность Даба и любовь к секретам этому не способствовала.
— Что ты будешь теперь делать?
— Отправлю её домой.
— Черепаху?
— Нет, племянницу. Молодёжь совсем распояасалась. Не соблюдают элементарных норм поведения в социуме.
— Понятно…
— Пусть опять поживёт с родителями, а то думает, что раз есть дядя в столице, который согласен выделить комнату, то всё можно, — не унимался див. — Даже не убирает толком за собой. Просто безобразие. Просто безобразие.

Квартира оказалась небольшой студией в одной из новостроек. В креслах и на полу были разбросаны вещи: лифчики, носки, юбки, кофточки… Небольшой аквариум стоял в углу возле самого окна. Самой племянницы, похоже, не было дома.
— А как ты выделил ей комнату, если она здесь и так одна? — недоумённо осмотрелся отец Гавриил.
— Я в офисе живу в основном, — Даб отпустил черепаху и теперь наблюдал как она пытается спрятаться в самом дальнем углу своего водного жилища. — Приезжал только черепаху покормить да убраться. Похоже, придётся забрать её с собой.
— Может, твоя племянница просто пыталась обратить на себя твоё внимание? — неуверенно попытался примирить дива священник, но в ответ получил такой вгляд, что невольно пожалел о сказанном.
— Все мы хотим быть любимыми. Но не все получают желанное, — лишь буркнул Даб, не отрывая взгляда от черепахи.
Отец Гавриил предусмотрительно предпочёл разговор дальше не развивать. Хотелось сохранить хоть какие–то старые суждения об этом странном нечеловеке.

Monday, August 10, 2009

Дождь (serves best when listening to Jeff Parker)

— Ты меня любишь?
И в ответ лишь тишина. Городские пробки светят белыми огнями и красными глазами. Люди торопятся. Идёт дождь. Тонкие масляные струйки и отдельные капли ползут по стеклу. Шум города, далёкие гудки автомобилей, ропот толпы — всё это за глухим стеклом, там, внизу. Здесь же — звук джаз–банда, запах плавящегося воска свечей и мерное постукивание вилок о фарфоровые тарелки, время от времени сопровождаемое звоном бокалов. Она молчит, задумчиво нарезая стейк. Отблески ламп и свечей играют на её длинных лакированых ногтях, кольцах, сергах. Наконец, откладывает в сторону столовые приборы, промакивает салфеткой уголки губ. Поднимает от тарелки взгляд. Её большие карие глаза, как глубокие омуты, в которых тонут все мысли и образы. Он ждёт. Нельзя сказать, чтобы он был напряжён или скован. Его поза скорее говорит о спокойствии и полном равнодушии к ответу, который сейчас прозвучит. Каким бы он ни был.
— Мне кажется, тебе не нужен ответ, — наконец, произносит она.
— Если бы не нужен был ответ, то и не нужен был бы вопрос, — он терпелив, но то, как он кончиками пальцев слегка поглаживает ножку бокала, выдаёт волнение.
Она закрывает глаза и еле заметно вздыхает. Вот она, точка невозврата. Сказать «да» — и взять на себя массу ответственности, которой абсолютно не хочется. Или сказать «нет» — и потерять всё в один миг.
Она молчит. Он ждёт. Джазз–банд заканчивает композицию. В наступившей тишине недовольным шмелём начинает жужжать виброзвонком телефон. Он достаёт из внутреннего кармана трубку. В помещении достаточно темно, чтобы на лице мужчины отразилось мертвенное сияние экрана. Он ещё раз смотрит на женщину. Она всё так же молча сидит рассматривая недоеденный стейк.
Он молча встаёт и уходит. Лишь дождь тихо шуршит за окном.
Начинает играть контрабас.

несовершенство моего мозга

Почему есть формы
«прозвучавший», «звучавший» и
«звучащий»
но нет формы будущего времени?
Почему нужно пользоваться неуклюжей структурой, «который будет звучать»?

Saturday, August 1, 2009

ВДНХ


В Москве нет фуникулёра, поэтому они построили монорельсовую железную дорогу.

Звездный бульвар